Долгий путь начинается с одного шага. Как начать писать. С какими проблемами можно столкнуться в пути. Чем мне не понравился литературный институт.

Шаг 1 Признал проблему

После очередного спора с коллегой по поводу окна в душном офисе у меня внутри что-то щёлкнуло. Трудиться в крупных организациях во многом хорошо:

  • Зарплата день в день, копейка в копейку
  • Новогодний бонус 
  • Бесплатное посещения тренажёрного зала
  • ДМС
  • Перспективы роста внутри корпорации

Посмотреть на работу лидеров рынка изнутри несомненно полезно. Корпорация как огромная машина, в которой слаженно работают все винтики, шпунтики, механизмы. Работа в офисе помогает

  • Стать более организованным
  • Изучить внутренние процессы, цели и задачи своей ниши
  • Почерпнуть что-то от большой команды опытных людей
  • Увидеть, как множество разных отделов взаимодействуют между собой
  • Научиться находить со всеми общий язык.
  • Решать крупные задачи и улучшать процесс работы

Но всё-таки при этом большие компании высасывают у тебя душу, делают тебя не самим собой, а деталью гигантского механизма. Креативность и фантазия (если они даже вообще нужны на твоей должности) уходят на второй план, уступая место бессмысленной бюрократии и изменениям настроения начальства. Спустя лет 10 работы на такие корпорации я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что меня теребят за минуту опоздания.

Хороший опыт и знания получить можно и нужно, но всю жизнь так продолжаться не может.  Возможность повышения на работе становится основной точкой определения роста. Хочется быть независимым, ставить перед собой новые личностные цели. Реализовать себя в чем-то большем. Глядя на своё блеклое будущее и раздумывая над уровнем пенсий в России, я твёрдо решил, что такой навык мне необходим.

Но за что же взяться? К моему огромному сожалению, каких-то явных талантов у меня никогда не было. Проучившись в школах, в которых некоторые учителя не знали русский язык, единственное, к чему я тяготел, были иностранные языки. Решил двигаться в сторону текстов и переводов. Однако французский язык к этому моменту уже был благополучно забыт (простите меня, Владимир Адамович), а английский использовался только для чтения и просмотра всевозможных фильмов и сериалов. 

Что же касается русского языка, то у меня с ним всегда были разногласия. Кто нас поссорил, не знаю. Но понимая, что для работы с текстом мне он точно понадобится, решил начать с ним мириться. Оставалось начать учиться. Но вопрос, чему именно всё ещё оставался.

 

Шаг 2 Искал путь

Чем можно заниматься на рынке фриланса, я не знал. Слово “копирайтинг”, живя уж не совсем в танке, я, разумеется, слышал. Но предполагал, что оно исходит от слова “copyright” (авторское право), и написание текстов тесно связано только с юридическими вопросами.  Данное направление не сильно интересовало, и я не стал рыть глубже.  

В сентябре записался на курсы редакторов, которые проходили в Литературном институте имени Горького. Параллельно вспоминая, из чего вообще состоит русский язык.

Понимаю, со стороны выглядит по-идиотски — учиться быть редактором, не зная нормально русский язык. Но всегда хочется всего и сразу, особенно в наши быстрые времена. Тот факт, что моими одногруппниками являлись ребята, которые работали в книжных издательствах, журналах и газетах (некоторые были хорошими редакторами) не придавал мне ни грамма уверенности. 

Волновался я зря. Обучение оказалось довольно слабым. У курса не было чётко прописанной программы. Каждый обучал, чему хотел. Преподавательский состав представлял из себя по отдельности знающих и интересных людей, но в целом не имеющих конечной цели обучения.

     Слушать рассказы классиков редактуры времен СССР может быть и интересно, но практической пользы такие лекции почти не несут. Слушать чтение с листочка наоборот — неинтересно, но может быть полезно. Слушать вечно пьяного преподавателя, как ни странно, было и интересно, и полезно, но у него на лекциях оставались либо сильные духом, либо сильные насморком. 

До этого о Литературном институте я не знал. По логике, институт, который находится в центре столицы  и носит имя одного из столпов литературы, должен быть сильным учебным заведением. Впечатление о нём у меня сложилось плохое. Если основная программа строится на том же уровне, что и курсы, то дела с литературой в России у нас просто ужасны.

Страдая от малого количества полезной информации, львиную часть своего внимания сосредоточил на книгах, список которых изливался из уст преподавателей.

Больше всего мне запомнились книги “Литературное редактирование” Дитмара, “Нашё Всё” Розенталя в соавторстве с Константином Былинским, а также “Лаборатория редактора” под авторством Лидии Чайковской. Данные книги явно являются продуктом своего времени. Откинув параграфы вроде “Партийные документы о языке печати” или “Принцип революционной страстности речи”, привыкнув к Ленину, тракторам и коровам, можно почерпнуть много важных моментов о языке и работе редактора.

Особенно мне понравился вкладыш с замеченными опечатками. Если уж в книге про редактуру, написанную такими монстрами русского языка, имеются ошибки, то простым смертным ошибок бояться не стоит. Только учиться на них и исправлять.

В какой-то момент стало жалко терять время. Основные знания получал из книг или от своих одногруппников. Полученных навыков мне не хватило бы на какую-то конкретную работу. Куда дальше двигаться, я предполагал смутно.

Неожиданно (на день Рождения) мне в руки попала книга “Пиши, сокращай”, написанная Максимом Ильяховым и Людмилой Сарычевой. После Ленина, заводов и рабочих это был глоток свежего воздуха. От прошлого настало время перейти к настоящему.

Книга меня засосала с первых страниц. Такое явление, как текст, описывается детально, с любовью и пониманием. Идеи и мысли преподносятся чётко, без кривляний, доступным языком.

    Но кто же создаёт тексты? После небольшого поиска по интернету я нашёл ответ. К моему удивлению,  это были копирайтеры. Слово «копирайтинг» не связано с авторским правом, а происходит от слова “copywriting”. Копирайтеры пишут любой текст. Звучит интригующе. Осталось только начать учиться. 

 

Шаг 3 Попытался окунуться в вот это вот всё

Я начал знакомиться с теорией копирайтинга,  совершая набеги на полки книжных магазинов. Прочитав,  как Кот учит не съесть собаку, а Панда — как надо есть лягушек, я понял, что мне бы хотелось узнать эту зверскую профессию поближе. 

С теории надо было переходить на практику. Внезапно такая возможность появилась. Знакомая предложила написать текст. Не веря появившейся возможности, я жаждал поскорее приступить к делу.

Начать писать текст довольно просто. Это как с изучением стихов в школе — ты запоминаешь первую строку, а затем просто прибавляешь к ней больше текста. Так и тут — написал первое предложение, и уже вокруг него вышиваешь узоры букв и знаков препинания. 

Я понял, что мне нравится это делать. Мне нравится, как слова выходят из-под кончиков моих пальцев. Как они формируются в предложения, в абзацы. Мне хотелось, чтобы слов было как можно больше, и они были моими. Слово, слово, слово. Кхм… Слово. Простите, не мог удержаться.

А вот продолжить писать текст оказалось довольно сложно. Я даже не мог представить, каким врагом сам себе могу быть. Большинство проблем были уже описаны и разжёваны в книгах. Но столкнувшись с ними вживую, начинаешь думать  совсем по-другому. Я почувствовал себя курильщиком с многолетним стажем, который после прочтения книг пытается распрощаться со своей вредной привычкой. Только тут привычка не одна – это и неопытность, и дикая неуверенность в себе и своих силах, неумение управлять своим временем. 

Всё это подпитывает прокрастинацию, т.е. неосознанное желание отложить дела на потом. В ход идут любые отговорки, только лишь бы не работать

  • Был полный рабочий день
  • Нужно отдыхать после трудовой недели
  • Уже пора спать
  • Не, ну с друзьями надо же встретиться
  • Новые серии сериала наконец-то вышли
  • Ну вот ещё чуть-чуть и точно начну делать

Список можно продолжать до бесконечности. Работу, которую я мог бы сделать за несколько часов, я растянул на неприлично долгое время.

Главное, вовремя остановиться, посмотреть на себя со стороны и попытаться проанализировать свои действия. Я понимал, что вышеуказанные причины — это всего лишь последствия недостатка самодисциплины. И дело не в том, что я жутчайший раздолбай. Нет, не жутчайший. У меня отсутствовала привычка работать дома. Для меня дом всегда был местом отдыха. 

В один прекрасный день я просто пришёл домой, сел за компьютер, целенаправленно ни на что не отвлекаясь, дописал эту статью. И это чувствовалось правильно, как будто так и должно быть. Было приятно победить в себе такого небольшого чёртика.

Конечно, отступать такие “чёртики” не собираются. Я ввязался в долгосрочную войну с ними и с самим собой. Но процесс однозначно приносит мне удовольствие.

 

Стоянка в пути

В пути всегда необходимо остановиться и оценить, сколько ты прошёл и сколько ещё предстоит пройти. Хоть пройденная мною дистанция совсем ещё мала, но я уже чувствую, как начинаю меняться. Чувствую внутренние перемены, и даже у окружающих меня людей меняется отношение ко мне в лучшую сторону. 

Начал больше понимать ценность людей, которые меня окружают. Даже я осознаю, что надо налаживать контакт с новыми людьми и поддерживать связь со старыми. 

Много из всего этого звучит, как всеми понятные вещи, как шаблоны. Но пока сам не пройдёшь сквозь такие проблемы, то понять их очень сложно. Многие вещи приходиться изобретать заново. Подстраивая их под себя, заставляя работать именно на твое благо.

В то же время я понимаю, что только нахожусь у подножия огромной горы, в которую мне ещё предстоит идти. Впереди вредные заказчики, дешёвые биржи, творческий кризис и много других проблем, о которых мне только предстоит узнать. Пока я вижу, что надо быть целеустремлённым, не сбиваться с намеченных координат, расти над собой, стараться получать от всего происходящего удовольствие. Остаётся только учиться.

 

 

The following two tabs change content below.
Родион Виноградов
Двигатель бюрократической машины днём. Писатель текстов ночью. Укротитель толпы с утра. Покоритель пустых парков вечером. Владелец одной кошки.
Родион Виноградов

Что еще написал Родион Виноградов (Посмотреть все)